Методики обучения иностранным языкам

Традиционная методика обучения иностранному языку.

 

Методики обучения иностранным языкам

Методики обучения иностранным языкам

Подводя себя к началу изучения языка, человек в первую очередь определяется с методикой обучения, и когда весь необходимый материал оказывается на руках, приступает непосредственно к изучению. Именно здесь, на этапе выбора методики обучения, закладывается основа получаемых в будущем результатов. Каждая отдельная методика уводит обучающегося по своему пути, который может оказаться либо верным, либо неверным.

Методик изучения английского языка существует множество. Выбрать правильную оказывается непросто. Тем более что не каждому человеку доступна информация обо всех существующих методиках, чтобы он мог сделать правильный выбор.

Самая первая методика обучения английскому языку нам встречается в школе. Она была разработана профессионалами. Это вполне хорошая методика, но только в том случае, если ей следовать абсолютно во всем, не ответвляясь ни на шаг ни в какую сторону. А именно, необходимо запастись 7-10 годами терпения, быть идеальным учеником, в классе вокруг тебя должны быть такие же идеальные ученики и самое главное, методику эту должен отлично понимать и знать учитель. От учителя иностранного языка в школе зависит очень многое. Но, к сожалению, эти учителя зачастую оказываются“не на своем месте в жизни”. Кроме того, за последнее время наши нераскрывшиеся«Макаренко» так модернизировали эту методику и каждый по-своему, что первоначальную методику обучения английскому языку теперь встретишь далеко не в каждой школе. Случай, когда учителя меняются, вообще практически ставит крест на изучении ребенком английского языка. Учитывая все эти железные требования, из школы с твердым английским языком выходят единицы, и если поинтересоваться, то оказывается, что мамы и папы этих детей находили для них дополнительные источники получения знаний.

 

Вера в волшебство укрепилась с отходом от советского опыта обучения иностранным языкам, которое было ориентировано на пассивное знание. Любые материалы для занятий языком были выверены идеологически, героями школьных учебников были советские дети Anna Stogova и Petya Petuhov, колхозники и ударники соцтруда. Тексты же для студентов подбирались с учетом профиля конкретного вуза. В результате наш человек мог поговорить о соцсоревновании в деревне или подготовить насыщенный лексикой доклад для научной конференции, но был бы катастрофически неспособен объясняться за границей. Впрочем, с чего бы он там оказался в те времена.

Первым пособием, “отличным от других”, стал двухтомник английского языка, изданный в 1960 году; одним из его авторов была профессор Наталья Бонк. Учебник относился к сверхдефицитным товарам, и его отдельные части даже ходили в списках. Беспрецедентный успех был вызван простым и удобным построением уроков, обилием повседневной лексики и минимальным количеством идеологических “наворотов”. По сути, Наталья Александровна и ее соавторы “оптимизировали” привычную методику, создав лучший для тех времен учебник английского, который по сей день считается эталоном традиционной методики. На курсы, где учили “по Бонку”, толпами шли старшеклассники, студенты, инженеры, ученые – все, для кого уроки иностранного языка в школе или вузе оказались пустой тратой времени. И это вопреки внушительным срокам обучения: стандартный курс “Бонка” был обычно рассчитан на два года, и трехчасовые занятия на курсах надо было посещать три раза в неделю.

Кто быстрее?

“В конце 80-х – начале 90-х годов появилось новое требование к обучению иностранным языкам– скорость”, – говорит Елена Новикова, завкафедрой английского языка Института бизнеса и делового администрирования. – “Язык нужен был людям если не сегодня, то завтра. Причем они были готовы платить за обучение любые деньги. Спокойное и размеренное совершенствование уже мало кого устраивало”.

О быстрых способах обучения иностранному языку отдельные лингвисты задумывались еще в советские времена. Вдохновителем разработчиков новых методик стал болгарский психотерапевт Георгий Лозанов, посетивший вместе со своими коллегами Московский институт иностранных языков имени Мориса Тореза в конце 60-х годов. Лозанов продемонстрировал, как с помощью системы психологических приемов – внушения, привлечения внимания и пр. – можно обучать иностранному языку за 24 дня. По истечении этого срока ученики Лозанова и впрямь начинали бегло говорить и читать. “Его уроки превращались в захватывающие театральные спектакли. Отличие от традиционных методик было в том, что учитель относился к своим ученикам как к друзьям и партнерам”, – вспоминает Галина Китайгородская, декан гуманитарного факультета Международного университета, в те времена аспирантка иняза. Методикой Лозанова всерьез заинтересовались два человека: Галина Китайгородская и преподаватель иняза Игорь Шехтер. Позже Китайгородская прошла стажировку у Лозанова, Шехтер съездил к нему для обмена опытом в составе советской делегации. Однако созданные ими методики, позволяющие обучать языку в предельно короткие сроки, содержали в себе лишь элементы лозановской суггестопедии. Шехтер исходил из того, что говорить на любом языке – естественное свойство человека, поэтому не видел необходимости в изучении грамматики. Главная составляющая обучения “по Шехтеру” – диалоги в группе, и задача преподавателя – грамотно их организовать. (Полный отказ от грамматики, впрочем, давал сбои. В Лингвистической школе общения “Система-3”, созданной в начале 90-х и работающей “по Шехтеру”, между тремя уровнями обучения языку стали вводить так называемые грамматические сессии: в течение нескольких уроков студенты штудируют правила.) Китайгородская также делала упор на развитие разговорной речи, но не отказывалась от грамматики, которую использовала для обобщения пройденного материала. Как и Лозанов, роль преподавателя она видела в другом: собственным артистизмом “заразить” студентов, превращая каждый урок в театральное представление, которое запоминается если не на всю жизнь, то надолго.

Метод Китайгородской стал научно обоснованной концепцией – диссертации по нему защитила она сама и десятки ее аспирантов. В отличие от учебника Натальи Бонк пособия Шехтера и Китайгородской не стали бестселлерами – их невозможно было использовать как самоучители, и эффективно обучать с их помощью мог только подготовленный преподаватель. Шехтер в советские времена испытывал трудности с внедрением своей концепции. А Китайгородская уже в конце 70-х стала признанным “светилом”: возглавила кафедру в МГУ, а в 1986 году указом генсека Горбачева при МГУ был открыт Центр интенсивного обучения иностранным языкам союзного значения. Концепции Шехтера и Китайгородской представляют собой разновидность коммуникативного метода, формула которого – обучение общению через общение. А зарубежный “коммуникатив”, в отличие от российских авторских школ не имеющий научной и философской базы, завезли из Европы и США в начале 90-х годов вместе с первыми учебниками, рассчитанными на студентов из любой страны мира. Информацию о языковых курсах, использующих “коммуникатив”, сегодня можно встретить в России на каждом шагу, – рекламные листовки EF (English First), Language Link, “ВКС” и прочих образовательных компаний, которыми забиты почтовые ящики москвичей, дополняются газетными объявлениями курсов при вузах, учебных центрах или зарубежных организациях (Британском совете, Немецком и Французском культурных центрах). В начале 90-х на рынке появились в изобилии также методики, основанные на восприятии иностранного языка на слух (обучение за рулем, кассеты Илоны Давыдовой и проч.) и весьма успешно эксплуатирующие веру студентов в чудеса. Впрочем, в них вскоре разочаровались – ничем не подкрепленное запоминание слов и выражений не могло привести к ожидаемым результатам.

Следующая страница