Почему самолет – самый безопасный вид транспорта?

airliner
Ваш полет может оказаться самым безопасным событием дня.

Часто летающие пассажиры, возможно, слышали историю о пилоте, который после посадки самолета на землю приветствовал пассажиров такими словами: «Самая безопасная часть вашего путешествия закончена». И это вовсе не выдумка: именно так думает большинство авиапассажиров. В следующий раз, когда вы сядете в такси на пути в аэропорт, задумайтесь вот над чем: что вы знаете о таксисте, в чьи руки вы доверили свою жизнь? Насколько часто этот автомобиль проходил техобслуживание? Посмотрите в окно – все ли светофоры работают? В хорошем ли состоянии дорога? Как насчет других водителей? Как они обучались вождению? Насколько хорошо они выспались перед тем, как сесть за руль и не употребляли ли они алкоголь?

Безопасность – это совокупность знаний о риске, воплощенных на практике, и никакой другой вид транспорта не обходится так дорого, как воздушный, в плане накопления знаний об ошибках людей и машин. Таким образом, столкновение в воздухе на скорости 800 км/ч и на высоте 9600 метров с наименьшей вероятностью может стать результатом вашей кончины, чем почти любой другой вид транспорта. Начиная от кресел самолета, воздуха в кабине и до выбора курса и высоты полета, любое решение в коммерческой авиации принимается после тщательного изучения того, как это повлияет на безопасность. Это в общих чертах – самое важное.

Конструкция самолета

За последние 50 лет в мировой коммерческой авиации было совершено почти миллиард часов налета, что обеспечивало развитие отрасли промышленности, в которой тщательное внимание уделяется регистрации непрерывного потока информации, которая используется для постоянного  улучшения конструкции самолетов и двигателей. «Мы меняемся в лучшую сторону», – говорит Билл Бозин, вице-президент по безопасности «AirbusAmericas», объясняя, что вся эта информация позволяет инженерам лучше понять возможности машин.

«В прежние времена конструкция крыла носила экспериментальный характер, что считалось наихудшей возможной ситуацией, с которой может столкнуться самолет,» – продолжает Бозин. Сегодня производители знают, что происходит в действительности, что позволяет вносить улучшения, которые относятся не только к конструкции, но и по-настоящему влияют на безопасность.

Технологии в кабине пилотов

Многие современные реактивные самолеты испытали на себе новшество: когда традиционное механическое управление было заменено на электронное. Следующие самолеты имеют электродистанционное управление: Boeing 777 и 787, а также AirbusA330, A340 и A380. С переходом самолетов с механизированного управления на компьютеризированное остались в прошлом времена,  когда для того, чтобы потянуть на себя рулевую колонку, необходимо было приложить достаточно силы, комментирует Мисси Каммингз – адъюнкт-профессор по летному делу и астронавтике массачусетского технологического института, бывший летчик-истребитель  ВМФ США. «Нам больше не нужны такие бравые ребята, как Чак Йегер». Современный пилот – это человек, управляющий информацией, и мускульную роль в кабине экипажа выполняет технология.

Глобальная система позиционирования (GPS), дисплеи последних разработок и электросвязь позволяют достичь такой точности полета, которую невозможно было представить в  прежнюю эпоху авиационных перелетов. «В 1950-х -1960х гг., авиационная катастрофа со смертельным исходом случалась каждые  200 000 полетов», говорит Джули О’Донэл – представитель корпорации Боинг. «Сегодня мировые показатели безопасности улучшились более чем в 10 раз, т.е. авиационная катастрофа со смертельным исходом случается реже, чем один раз в 2 миллиона полетов». Причиной такой статистики служат приборы в кабине экипажа, которые сообщают пилотам о приближении к земле или возможном столкновении с другими самолетами. Но дело тут не только в технических новинках и прочих гаджетах.

Пилот

HEATHROW_2589088b«Технология не заменит опыт, навыки и умения разбираться в тонкостях работы», заявляет Чесли Салленбергер, управлявший высокоавтоматизированным самолетом AirbusA320 в день, когда oн и второй пилот Джеф Скайлз произвели посадку рейса 1549 авиалиний USAirwaysна реке Гудзон в Нью-Йорке. 155 пассажиров рейса были спасены, что послужило поводом назвать это событие «Гудзонским чудом» — подвиг, в котором по мнению Салленбергера, немалую роль сыграл опыт, подготовка, умение прогнозировать и сосредотачиваться в сложных условиях.

Авиакомпании знают, насколько важны хорошие пилоты и соответствующая подготовка, именно поэтому большое внимание уделяется отбору и обучению. Матиас Кипенберг, бывший командир экипажа авиакомпании «Люфтганза», ныне – руководитель учебно-тренировочного центра «Аризона» а/к «Люфтганза», где многие из 5 тысяч пилотов немецких компаний-перевозчиков совершили свой первый полет. Начиная с одномоторных самолетов «Бонанза», курсанты учатся управлять потоками информации, учатся следовать заведенному порядку и взаимодействовать с другими.

«Мы ищем людей, обладающих хорошими коммуникативными навыками, лидерским потенциалом, способны работать в команде и оценивать риски», говорит Кипенберг. Он отметил, что Люфтганза «взращивает своих собственных пилотов» часто нанимая на работу кандидатов, у которых нет какого-либо опыта, поскольку гражданская авиация в Европе –  крайне дорогостоящая отрасль, и опытных перспективных пилотов не так уж много. Наоборот, в США перевозчики ожидают, что прежде чем стать пилотом коммерческой авиации, человек должен налетать сотни часов за свой собственный счет.

«American airlines» и «Trans World Airlines, Inc.» (которую компания Americanairlines купила в 2001 г.) ищут таких пилотов, которые способны четко анализировать информацию и сосредотачиваться. Хью Шёльцель, бывший вице-президент компании «TransWorldAirlines, Inc.» по корпоративной безопасности нанял сотню таких пилотов. «Если жена подала на развод, или ребенок принимает наркотики, или же анализы на кровь оказались плохими, пилоты могут не принимать это в расчет. Не то чтобы их это не волновало, но при взлете это не принимается во внимание. Не каждый так сможет, но практически все пилоты это могут».

Оборудование кабины экипажа

Правильный выбор пилотов – ключевой момент, сюда также можно отнести рабочую обстановку: она также влияет на производительность  – управление даже большими лайнерами происходит из кабины, которая по размерам едва больше чем кабина автомобиля средних размеров. По словам Джулианы Фокс Камингз – пилота и специалиста по инженерной психологии (ей приходилось работать с дисплеями на Боинг 787 Dreamliner) – органы управления полетом и дисплеи хоть и компактны, но выполняют множество задач, прошли тестирование на предмет предоставления необходимой информации в наглядном и простом в обращении виде.

«Для всего есть объяснение: почему тот или иной орган управления, лампочка, переключатель имеют тот или иной размер, форму, место размещения, внешний вид, материал», комментирует Камингз. Самолеты летают в любое время суток, поэтому органы управления должны быть хорошо видны при любом освещении. К тому же, «пилоты должны знать, когда они вводят какую-то информацию, поступила она в систему или нет. В случае ошибки, система должна реагировать в форме обратной связи. Это лишь немногие из тех вещей, которые нам нужно учитывать». Инженеры-разработчики кабин экипажа проверяют свою работу, наблюдая, как пилоты работают на симуляторах, и отмечают, насколько удобно  расположены приборы, хорошо ли видно дисплеи и удобно ли сидеть в кресле на протяжении долгого полета.

Пассажирский салон

А что же происходит по ту сторону двери кабины экипажа? Не смейтесь, но месту, где вы сидите, уделяется не меньше внимания. Просторные или тесные, первый класс или «эконом» –  все места в самолете соответствуют самым строгим требованиям в плане долговечности и  защиты от удара в область головы. Кресла современных пассажирских самолетов могут выдерживать силу, превышающую в 16 раз силу притяжения Земли. «Это, как если бы самолет находился в движении и вдруг остановился. Для этого нужна сила, в 16 раз превышающую силу притяжения», рассказывает Дэйвид Эсс, инженер-испытатель  компании MGAEngineeringв Висконсине. И на этом меры по безопасности кресел не заканчиваются. Ткани и подушки кресел выполнены из огнестойкого, негорючего материала, и не выделяют ядовитый дым. Даже детали спинки кресел протестированы таким образом, чтобы устранить факторы, приводящие к летальному исходу. Изоляция кабины выполнена также из огнестойкого материала, и на случай пожара  аварийное освещение расположено близко к двери. Это облегчает поиск выхода в задымленной кабине, утверждает  О’Донэл.

Главное помнить: большая часть авиационных происшествий обходятся без жертв. (За последние 10 лет в мире из 301 происшествия менее чем четверть имели случаи со смертельным исходом). «Мы можем услышать, как самолет потерял высоту», – продолжает Эсс. – «Мы можем услышать,  что где-то самолет выкатился за посадочную полосу. Но на все случаи приходится лишь несколько случаев со смертельным исходом».

Управление воздушным движением

Пилоты и самолеты могут быть звездами шоу в коммерческой авиации, но за кулисами совсем все иначе: система управления воздушным движением начинает работать там, где  самолеты летят по автоматически заданным маршрутам в соответствии с GPS, поддерживая связь друг с другом и с землей. Мы далеко ушли от тех дней, когда для навигации использовались лишь карты, доски, карандаши и ручные вычисления. При количестве 28 млн. рейсов за предыдущий год эффективное и безопасное управление таким большим и все время увеличивающимся количеством самолетов – задача весьма сложная.

«Многие самолеты сегодня могут лететь в одном географическом окне настолько точно, что их горизонтальное положение остается в пределах размаха крыла с вертикальным отклонением меньшим, чем высота хвоста», – заявляет Кен Шаперо, коммерческий директор GEAviation. В результате взаимодействия бортовой и наземной систем в небе создаются четкие маршрутные линии, отклонение от которых влечет за собой риск.

«Траектория полета воздушных судов задается  автоматически, и большую часть маршрута авиационные диспетчеры лишь контролируют движение», – замечает Стив Фултон, бывший пилот, основатель навигационной компании Naverus, вошедшей в состав GEAviationв 2009г. Сложный рельеф, низкая видимость, плохие погодные условия – опасности, которые могут послужить причиной закрытия аэропорта и отклонения воздушного судна от курса – теперь не создадут хаоса. «Теперь все стало иначе», – говорит Фултон.

Управление воздушным движением в зоне аэропорта

Более наглядно результат улучшений в области безопасности можно увидеть непосредственно на территории аэропорта. Мониторы движения-обнаружения показывают движение любого транспортного средства на взлетно-посадочной полосе, рулежной дорожке и  у ворот терминала, а авиадиспетчеры получают предупреждения о возможном столкновении. «Сегодня безопасность достигла уровня, какого мы не знали раньше», – утверждает Дэйл Райт, начальник службы безопасности Национальной ассоциации диспетчеров воздушных сообщений. – «Риск снижен, а это самый главный фактор».

Влияние на экономику

В 2008 г. влияние гражданской авиации на мировую экономику оценивалось в 3,56 млрд. долларов. Учитывались компании, имеющие непосредственное отношение к гражданской авиации, а также компании, которые заняты научно-техническими решениями для повышения безопасности. Очевидно, многое зависит от того, насколько правильно все делать. Поэтому, когда в следующий раз командир экипажа поприветствует вас на борту своего самолета, можете смело откинуться в кресле, расслабиться и наслаждаться полетом. Ведь вы теперь знаете, что самая безопасная часть вашего путешествия началась!

Источник: http://www.travelandleisure.com/authors/1749