Язык Иисуса Христа

г.Маалула (Маалюля), Сирия. Элиас Хури до сих пор помнит те времена, когда старые люди в этой скалистой деревне говорили только на арамейском языке, на котором предположительно разговаривал Иисус Христос. В те времена деревня, связанная со столицей Дамаском единственной долгой и ухабистой дорогой через горы, была почти полностью христианской, сохраняя старые и более разнообразные черты Ближнего Востока, существовавшего до прихода ислама.

Маалула

Маалула

Теперь Хури, 65 -летний, седой и прикованный к постели старик, с печалью признается, что он в значительной степени забыл язык, на котором с ним разговаривала его мать.

«Язык исчезает», сказал он по-арабски, усевшись рядом с женой на кровати в своем соломенном домике, где он вырос. «Многие из арамейских слов я уже больше не использую, я забыл их».

г.Маалула, а также два небольших соседних села, где также говорят на арамейском, до сих пор считаются в Сирии уникальным лингвистическим островом. В монастыре святых Сергия и Вакха, на холме над городом, маленькие девочки читают для туристов Молитву Господню на арамейском языке, а в сувенирном магазине в центре города продаются буклеты, рассказывающие о языке.

Но на протяжении многих лет этот остров становился все меньше и меньше, и некоторые местные жители опасаются, что язык исчезнет. Когда-то тут было большое поселение христиан, разговаривающих на арамейском языке, простирающееся через Сирию, Турцию и Ирак. Но постепенно это поселение медленно «растаяло»: некоторые бежали на запад, некоторые перешли в ислам. В последние десятилетия процесс ускорился – большое количество иракских христиан стремятся убежать от насилия и хаоса в своей стране.
Йона Сабар, профессор семитских языков в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесе, говорит, что сегодня, г.Маалула и близлежащие села, Джуббадин и Баха, представляют собой «последних могикан» западной ветви арамейского языка, который был языком Иисуса Христа, как предполагают ученые, и на котором говорили в Палестине два тысячелетия назад.
г.Маалула, с его старинными домами, которые поразительно живописно вписываются в расщелину в горах, когда-то находился далеко от Дамаска, и местные жители проводили здесь всю свою жизнь. Но теперь для молодых тут нет перспективы – рабочих мест очень мало, и молодые люди, как правило, стараются переехать в город, чтобы найти там работу, говорит Хури.

Даже если они возвращаются, они меньше всего склонны говорить на арамейском. Автобусы в Дамаск отправлялись раньше один или два раза в день, а теперь – каждые 15 минут, а дорога занимает около часа. Постоянная связь с большим городом, не говоря уже о телевидении и Интернете, подорвала языковую обособленность г.Маалулы.
«Молодое поколение утратило интерес» – прозвучали печальные слова на арамейском языке из уст Хури .
Его 17-летняя внучка Катя с сияющими глазами и в джинсах, сказала несколько слов из языка: «Awafih» – «привет», «alloy a pelach a feethah» – «Господь с тобой».Арамейский язык она выучила в основном в новой языковой школе в г.Маалула, которая была построена два года назад с целью сохранить живой язык. Она знает некоторые песни, а также хочет научиться писать на языке – ее дедушка этого никогда не делал.

Хури улыбается на эти слова, вспоминая, как в его детстве 60 лет назад учителя били учеников за то, что те говорили в классе на арамейском, тем самым приводя в жизнь политику «арабизации» правительства.

«Теперь все наоборот,» – замечает он – «Семьи говорят на арабском языке дома, а арамейский язык учат в языковом центре, где обучаются также некоторые иностранцы».

В центре города на пересечении улиц группа молодых людей рядом с рынком, казалось, подтвердила мрачный взгляд Хури на эту ситуацию. «Я немного говорю на арамейском, но я его с трудом понимаю”, сказал 20-летний Фатхи Муалем.
Само название города «маалуля»  означает по-арамейски «вход» – произошло оно от легенды, которая составляет отдельное религиозное наследие города. Святая Фекла, красивая молодая женщина, которая последовала учению апостола Павлом, по преданию, бежала из своего дома на территорию современной Турции – ее родители-язычники стали преследовать ее за вновь обретенную христианскую веру. Прибыв в Маалулу, она увидела, что дорогу ей преградили горы. Она помолилась, и горы разделились на две части, а из-под ее ног хлынул поток воды.
Сегодня туристы поднимаются и спускаются в узкий каньон, где согласно легенде нашла свою дорогу святая – розовые скалы поднимаются на высоту 30 метров над проторенной тропинкой. Рядом в монастыре святой Феклы живут более двадцати монахинь, которые присматривают за небольшим детским домом. («Мы учим детей Молитве Господней на арамейском языке,» – сказала одна из монахинь – «а все остальное общение у нас на арабском языке.»). В горе, где по преданию жила святая Фекла, и где теперь горизонтально растет дерево, находится ее гробница.
Но христианская самобытность города постепенно исчезает. На место уезжающих христиан приезжают мусульмане, и теперь в г.Маалула, который был когда-то полностью христианским, почти половину населения составляют мусульмане.
После выхода в 2004 году фильма Мела Гибсона «Страсти Христовы», где все диалоги были построены с использованием арамейского, латинского и иврита, многие стали проявлять интерес к языковому наследию г.Маалулы. Практически все в городе, кажется, видели этот фильм, но мало кто понял его на арамейском.
«Это была не их вина» – утверждает профессор семитских языков, Сабар – «в арамейском языке существовало несколько диалектов, а произношение актеров еще более усложнило его понимание.»

Сабар также заявляет, что арамейский язык менялся на протяжении столетий, принимая черты сирийского арабского.

Большинство жителей г.Маалулы продолжают считать, что язык их предков – это тот же  самый язык, на котором говорил Иисус Христос, и вновь заговорит на нем, когда придет во второй раз.

«Наши родители и деды всегда говорили с нами на этом языке» – сказал Сухаил Милани, 50-летний водитель автобуса с высохшим лицом.

Автор: Роберт Ф. Уорс

Видео по теме: Маалюля.